call-1


+7 (495) 649-18-23
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей

Давление на бизнес: аресты и крах предприятий


Что мешает наладить климат в сфере предпринимательства.

В августе Владимир Путин представил новые меры защиты бизнеса от избыточного административного давления. Сокращение внеплановых проверок, запреты на беспричинное продление срока арестов предпринимателей, изъятие серверов и жестких дисков при проведении следственных мероприятий — эти и другие инициативы должны способствовать улучшению климата в сфере бизнеса.

Указания последовали после рассмотрения президентом РФ ежегодного доклада о проблемах бизнеса в России, который предоставил ему уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. Согласно документу, по итогам 2016 года было зарегистрировано около 260 тыс. экономических преступлений. Почти каждый седьмой правонарушитель был осужден. При этом 7 тыс. граждан, оказавшимся в зале суда, не удалось избежать тюремного заключения.

Как в России происходит давление на бизнес и как приходят к краху компании, владельцы которых попали в колонию, — в материале «Известий».

Угодить за решетку и потерять бизнес

В 2008 году в отношении бизнесмена Иосифа Кацива было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». По версии следствия, он вместе с тремя другими обвиняемыми, работавшими в Импэксбанке, 53 раза брал кредиты, которые, вероятно, не собирался возвращать. Общий ущерб от действий предпринимателя оценивался в 1,3 млрд рублей. В апреле того же года Кацива задержали. Срок содержания под стражей составил 5 лет 3 месяца: из них 2 года заняло следствие, 3 года — суд. В декабре 2012-го за Кацива вступился Борис Титов. По его словам, в устных беседах губернатор и прокурор Ростовской области согласились, что арест — слишком суровая мера пресечения по этому делу и они не видят смысла в столь долгом содержании бизнесмена под стражей. Тем не менее Кацив находился в СИЗО вплоть до 1 июля 2013 года, когда Кировский районный суд Ростова-на-Дону приговорил его к 6 годам колонии общего режима. 

Тогда же, в 2008 году, потерпел крах кредитный кооператив «Инвестор-98», обладавший признаками финансовой пирамиды. Многие участники этой группы были впоследствии выведены из дела. Но не предприниматель Юрий Осипенко, глава компаний «Церс» и «Нотис», автор ряда патентов и по совместительству один из первых в России бизнесменов, наладивших выпуск мощных светодиодных светильников. Изначально Осипенко проходил по делу в качестве свидетеля, позже стал подозреваемым, а затем — обвиняемым. Под стражу Осипенко взяли в июне 2010 года. Однако виновным его признали лишь в сентябре 2016-го, тогда же приговорили к 9 годам лишения свободы. В защиту предпринимателя высказывались как Титов, так и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Однако суд не сократил срок пребывания бизнесмена в СИЗО. В итоге Осипенко просидел за решеткой в ожидании приговора более 7 лет: из них 1 год 6 месяцев заняло следствие, 5 лет 6 месяцев — суд. Бизнесмен всё еще находится в СИЗО, приговор обжалуется и в силу пока не вступил.

В июне 2015-го под стражу был взят Виктор Филатов — гендиректор компании «АльтЭнерго», специализирующейся на реализации инновационных проектов в сфере альтернативной энергетики. Под его руководством была построена одна из крупнейших в России биогазовых электростанций «Лучки». Вскоре его вместе с другими фигурантами дела обвинили в присвоении более 240 млн рублей. За решеткой Филатов находится по сей день. В июне 2017 года Верховный суд РФ продлил срок содержания Филатова под стражей до 28 сентября 2017 года. Таким образом, предприниматель провел за решеткой уже более 2 лет: 1 год 6 месяцев длилось следствие, полгода — суд.

Как формируются сроки содержания под стражей

Каждый из вышеперечисленных предпринимателей провел за решеткой куда более шести месяцев. Как пояснил «Известиям» советник уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Сергей Ермаков, «продление срока содержания под стражей свыше 6 месяцев, до 12 месяцев, возможно в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела».

«Максимальный срок содержания под стражей при рассмотрении судом уголовного дела по существу УПК РФ не установлен. Следовательно, обвиняемые (подсудимые) при рассмотрении уголовного дела в суде содержатся под стражей до вынесения приговора, даже если рассмотрение уголовного дела будет длиться несколько лет», — отмечает Ермаков.

Кроме того, советник уполномоченного по защите предпринимателей обращает внимание, что после окончания расследования обвиняемые уже не могут влиять на результаты следствия, поскольку сбор доказательств к тому моменту завершен. Тем не менее суды не принимают этот факт во внимание и продлевают срок содержания под стражей подозреваемых, обосновывая свое решение тяжестью предъявленного обвинения, а также возможностью того, что обвиняемый скроется от следствия и суда.

«Активные следственные действия»

После доклада Бориса Титова о давлении на бизнес Владимир Путин в ходе своего выступления заявил, что предпринимателей следует освобождать из-под стражи, если правоохранительные органы не ведут в отношении них «активных действий». При этом под отсутствием активных следственных действий подразумеваются ситуации, когда не ведутся обыски, допросы, выемки документов, не делаются запросы и экспертизы.

Советник уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей пояснил «Известиям», что после задержания и заключения под стражу обвиняемого непосредственно с его участием следственные действия могут не проводиться вплоть до окончания расследования.

«При этом активные следственные действия (обыски, выемки, допросы свидетелей и т.д.), как правило, проводятся в самом начале расследования. В дальнейшем проходят судебные экспертизы, на проведение которых обвиняемый оказать влияние не может», — уточнил Ермаков.

Конкурентная борьба

Опрошенные «Известиями» эксперты называли случаи заключения предпринимателей под стражу без активного следствия «одним из наиболее эффективных способов отнять бизнес у владельца». Как отмечает советник уполномоченного по защите предпринимателей, в случае избрания судом подобной меры пресечения бизнесмен фактически лишен возможности руководить своим предприятием. 

«В результате предприятие вынуждено приостанавливать свою деятельность, как следствие — у руководителя возникает задолженность по различным платежам, в том числе по кредитам, налогам. Он попросту не способен исполнять обязательства по договорам, что приводит к банкротству организаций. Таким образом, заключение под стражу предпринимателя может использоваться с целью разрушения бизнеса и устранения конкурентов с использованием уголовного преследования», — отмечает Ермаков.

По словам Владимира Путина, такого рода защиту должны будут предоставлять предпринимателям члены бизнес-объединений — Торгово-промышленной палаты, «Опоры России», «Деловой России».

Источник: https://iz.ru/630312/izvestiia/kak-okazyvaetsia-davlenie-na-biznes