call-1


+7 (495) 649-18-23
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей

Борис Титов: «Чуть-чуть помогите бизнесу — и рост превысит ожидания»


Мужчины будут жить до 80 лет, а женщины — до 85. При этом их жильё будет в два раза просторнее. Сбережения и доходы тоже вырастут, и средняя зарплата увеличится с 36 тыс. до 62 тыс. руб.

Такой видит жизнь в России в 2025-2035 гг. уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей и глава «Столыпин­ского клуба» Борис Титов. При условии, что власти возьмут на вооружение его экономическую программу.

«Мы платим за дворцы энергетиков»

Алексей Чеботарёв, «АиФ»: Борис Юрьевич, у президента на рассмотрении две экономические программы: ваша и экс-министра финансов Алексея Кудрина. Почему бы их не объединить?

Борис Титов: У нас есть общие идеи: мы, в частности, предложили Кудрину объединить наши программы в области реформы уголовного права и суда, но пока ответа не получили. Однако есть и прин­ципиальные противоречия. Кудринцы говорят, что надо «сжаться», поддерживать низкую инфляцию прежде всего, — и тогда всё начнёт развиваться. А мы считаем, что ничто не возникает само по себе. Для того чтобы от сырьевой экономики перейти к живой инновационной экономике частной инициативы, нужна активная политика государства. Они говорят: чтобы была низкая инфляция, нам нужна высокая ключевая ставка Центробанка. Мы же считаем, что нам нужна низкая ключевая ставка. Нужны низкие проценты по кредитам как для бизнеса, так и для населения. Это даст толчок росту внутреннего спроса. Без кредитов развития быть не может. Нам необходимы низкие издержки — это касается не только стоимости кредитов, но и тарифов естественных монополий, которые сегодня остались фактически без контроля государства и убивают нашу экономику. В некоторых регионах в эти тарифы включено до 60% непроизводственных издержек, мы оплачиваем «мерседесы» и дворцы энергетиков. У либералов же в программе о тарифах ничего.

Весь мир жил по «программе Кудрина» до кризиса 2008 г. Но, когда грянул гром и компании начали рушиться по принципу домино, все поняли, что в кризис политику нужно менять: колесо экономики должно раскручивать государство. Речь не о том, что экономика должна стать государственной, она должна оставаться частной и рыночной, но государству следует создать «правила игры» и не позволять их нарушать. В то же время мы не против точечного госрегулирования экономики — только для госкомпаний и госбанков, которые сейчас действуют несогласованно: кто в лес, кто по дрова.

— Как экономике оставаться частной и рыночной, если давление на бизнес только растёт?

— Последние особенно жёст­кие заявления президента на эту тему дают основания полагать, что он понимает: нет другого пути, кроме как уменьшить давление на бизнес. Поскольку цена на нефть упала и не сегодня завтра опять снизится (этот процесс не остановить, потому что миру не надо столько нефти), нужно искать другие товары, за счёт которых сможет жить страна. У чиновников же стремление иное — усилить давление и поборы с бизнеса, чтобы компенсировать уменьшение своих доходов. Но люди, принимающие главные решения, понимают: нельзя позволить «зарезать курицу, несущую золотые яйца» — после этого кур вообще не будет, никаких. Поэтому Путин и выступает так резко: снять административный пресс с бизнеса — вопрос жизни и смерти. Если не снизить давление, не будет новой экономики. Но и старой ведь больше не будет. Однако процесс идёт сложно, и все по-прежнему надеются на нефть. 

Простые вещи и высокие технологии

— Сколько должна стоить нефть для такого роста благосостояния, что вы планируете?

— Нефть в нашем прогнозе роста благосостояния населения вообще не учитывается. Две основные опоры новой экономики — инновации (сектор информационных технологий, программирования) и «экономика простых вещей»: производство бытовых товаров, молотков, гвоздей, дешёвой мебели. Во всём мире простые вещи производят на местах, только мы ввозим их из Китая. Недавно одна компания одновременно открывала магазины такой продукции в России и Польше. Так вот в Польше они с ходу нашли 85% местных поставщиков-производителей, а в России до сих пор 15% не могут найти. Нет у нас такого производства, потому что его вытеснил дешёвый импорт. А рынок сбыта для него есть.

У инновационной сферы в РФ хорошие перспективы, ведь у нас образованная и творческая молодёжь, хорошая научная база, особенно в области математики. Наши IT-специалисты разбросаны по всему миру, русский — один из основных языков общения в крупных информационных компаниях — от США до Индии и Китая. Всё это позволяет надеяться на серьёзный рост в сфере инновационных проектов. Технологические компании ищут страны с низкими налогами на зарплату, ведь это их главная статья издержек — там платят за мозги. Уже сейчас в России в этом секторе платежи в казну снижены до 14%, и экспорт сразу вырос. Если мы ещё снизим налоги на айтишников, то и бюджет получит больше доходов за счёт роста отрасли.

Наше сельское хозяйство даёт такие прибыли, которые не снились айтишникам. При этом в мире границы между высокотехнологичными и так называемыми «простыми» производствами исчезают — на поля выходят комбайны без комбайнёров. Если применить западные технологии на наших чернозёмах, доходы в сельском хозяйстве обгонят европейские. Государству нужно стимулировать приток технологий в традиционные сектора экономики.

Поддержка всегда действеннее запретов. В том же сельском хозяйстве росту помогло не российское эмбарго на ввоз зарубежных продуктов, а поддержка агросектора. Пример агропрома, оборонки, сферы высоких технологий показывает: чуть-чуть помогите бизнесу — и рост превысит ожидания.