call-1


+7 (495) 649-18-23
Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей

Борис Титов: под амнистию попадут более ста тысяч человек, а те, кто под следствием, могут выйти уже завтра

Госдума объявила экономическую амнистию, как и просил Владимир Путин. Первое чтение успели провести до ухода на летние каникулы. При этом в сегодняшнем голосовании не принимали участие фракции ЛДПР и КПРФ.

После долгих споров, число статей, по которым освободят из тюрьмы, уменьшили едва ли не вдвое, и если по первоначальному проекту амнистии, на свободу могли выйти больше ста тысяч человек, то теперь – в разы меньше, по оценкам полпреда президента в Думе Гарри Минха, это порядка 3 тысяч заключённых.

Амнистия коснётся тех, кто впервые привлечён к уголовной ответственности или впервые осуждён за экономическое преступление. При этом обязательное условие освобождения – это полный возврат имущества или возмещение убытков.

С нами в студии один из инициаторов амнистии, уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов.

Макеева: Это та амнистия, за которую вы ратовали?

Титов: Конечно, хотелось бы большего, но, с другой стороны, нельзя такого пессимизма наводить: было 100, стало несколько тысяч… Это не так.

Макеева: А как на самом деле?

Титов: На самом деле под амнистию подпадут порядка 100 тыс. человек. Три тыс. – это сказали сегодня о тех людях, которые выйдут на свободу из мест заключения. Но в целом амнистия касается и тех, кто на условных сроках, кому были выписаны штрафы и не сняты судимости. А самое главное – амнистия коснется тех, у кого открыты уголовные дела, кто под следствием. Здесь огромное число людей, и для нас, бизнесменов, это тоже очень большая неприятность, потому что никто особо не думает развиваться, когда открыто, висит на шее уголовное дело. Поэтому эти люди тоже в результате амнистии освободятся от этого ярма. В общем итоге это порядка 100 тыс. – об этом мы всегда говорили. В тюрьмах сегодня, в местах заключения, по экономическим статьям находится сегодня всего 13,6 тыс. человек. Из них не все экономические статьи попали, но главное число людей сидело по 159-й, это около 60% всех, кто был в заключении. 159-ая не попала сама, но попали два состава этой статьи, первый и четвертый. То, что касается конкретно предпринимательской деятельности. Конечно, по 159-й много сидит, но больше половины сидит по определенным частям. Есть первая, вторая, третья и четвертая часть, в зависимости от того, какой ущерб нанес человек. Часть первая и вторая – до 250 тыс. рублей, это совсем ничего. То есть огромное число реально сидит мошенников с рынка, те, которые по мелочи совершили проступки, их судили на небольшие сроки по части первой, второй. Хочу сказать, что реально предпринимателей там меньше, это не все, кто сидит по 159-й статье. Вот они будут выходить, просто такой алгоритм принят, что 159-я, первая и четвертая, попадает, а эти два состава введены только с 1 января, по существу… Хотя уже больше 400 человек сидит в СИЗО по 159. 4.

Макеева: Хорошо работают.

Титов: Поэтому они полностью попадают под амнистию. Но другие, которые судились или по которым открыты дела просто по 159-й, должны будут переквалифицироваться. И от этого никто точно не знает, сколько людей. Поэтому кто сумеет переквалифицироваться, кто захочет, они попадут.

Казнин: А что значит, «кто сумеет»?

Титов: Они должны будут в суде доказать, что они предприниматели, что правонарушение было совершено в рамках предпринимательской деяетельности. Вот это самое главное, что называется переквалификацией под 4-й состав.

Казнин: Они знают об этом, что так можно сделать?

Титов: Ну, конечно, когда ты сидишь там, ты изучаешь все юридические аспекты и нюансы своего положения, поэтому, конечно, они знают. Другой вопрос, что части удалось переквалифицироваться уже до амнистии, части – нет. Достаточно известное дело Бобылева, «Санрайз», который был осужден, по-моему, на 9 лет лишения свободы. Ему пока суд отказал в переквалификации. Хотя сейчас, я надеюсь, что в связи с амнистией….

Макеева: Это немножко лукавством таким выглядит, нет?

Титов: Мы должны отделить предпринимателей от не-предпринимателей.  Были разные пути подхода, мы предлагали немножко другой путь. Мы предлагали зафиксировать все виды субъектов предпринимательской деятельности, чтобы такой-то менеджер компании, все попали бы. Сложный путь. Действительно нашли вариант – поставить 159.4, это в рамках – прямо написано – предпринимательской деятельности, и тогда мы отделим предпринимателей от просто мошенников и чиновников, которые из бюджета воровали. Здесь нужен был какой-то квалифицирующий признак. Решили, что 159.1 и 159.4 – это в области кредитования. Поэтому вот такой был принят алгоритм.

Казнин: А как вы будете решать вопрос с возмещением ущерба? Потому что депутат Госдумы, господин Звагельский, сказал, что справедливости ждать не стоит, останутся сидеть невинные люди, потому что не смогут возместить ущерб, а те, кто смогут, выйдут даже если…

Титов: Конечно, это достаточно сложная вещь, как она будет реально в жизни работать, пока сложно сказать, поэтому здесь нужны разъяснения. Надеюсь, что разъяснения поступят от Верховного суда и от следственных органов, как будет применяться этот пункт постановления, потому что как это задумывалось и как это должно работать – это… Вы знаете, что есть уголовный процесс, наказание уголовное, включая лишение свободы, а параллельно с ним может идти гражданский процесс, где вменяется ущерб. Если гражданский процесс был параллельный, и ущерб вменен судом, и кроме этого невыполненные сроки погашения этого ущерба, то есть уже постановления приставов о взыскании есть, то в этом случае человек не амнистируется, если он не погасил этот долг. Если такой ущерб вообще не вменен гражданским судом, а кстати, таких дел очень много, например, есть статья о незаконной предпринимательской деятельности, там, в принципе, не может быть ущерб, потому что некому. А  по 159-й, в том числе четвертой, часто дела открывались по рапорту правоохранительных органов, поэтому не было пострадавшей стороны, и ущерб тоже не фиксировался в гражданских судах.

Казнин: А такие пострадавшие будут выходить полностью?

Титов: Должны. Но еще раз, я хотел бы видеть какие-то разъяснения четкие и ясные по этому поводу, потому что постановление все-таки очень короткое, и мне кажется, не до конца четко изложено.

Макеева: А разъяснения поступят уже в осеннюю сессию Госдумы?

Титов: Нет-нет, разъяснения должны быть подзаконными актами от Верховного суда, следственных органов, прокуратуры, наверное, Минюста, может быть, для руководителей колонии. Это подзаконные акты, которые должны быть приняты самими ведомствами.

Макеева: Когда бизнесмены или те, кто смог переквалифицироваться, начнут действительно выходить на свободу?

Титов: У тех, кто по 159.4 сидит в СИЗО, вообще нет никаких вопросов, они должны выходить с завтрашнего дня. Начальник СИЗО принимает это решение, должен подтвердить это прокурор.  И кроме этого им должны выдать бумагу, что к ним нет претензий со стороны судебных приставов. И тогда они хоть завтра могут начинать выходить.

Макеева: С завтрашнего дня?

Титов: Я говорю условно, потому что это, конечно, получится… в принципе, дорога открыта с сегодняшнего дня. Им надо решение СИЗО.

Макеева: То есть не нужно подписание президентом?

Титов: Законодательная основа есть, теперь все зависит от руководителей их места заключения – СИЗО, колонии. Они должны принимать такое решение, естественно, по заявлению амнистируемого. Но там должен подписать это прокурор, и получить они должны справку от судебных приставов. Такая процедура.

Макеева: В итоге цифра может быть даже более 100 тыс., если все адвокаты справятся с переквалификацией?

Титов: Только в 2012 году было открыто больше 150 тыс. дел по экономическим статьям. Я говорю о всех экономических статьях. А в суд поступило только 30 тыс. Представляете, сколько уголовных дел или закрывается, или висит? Потому что закрывается тоже цифра большая, могу показать статистику. Огромное количество дел висит. Поэтому это больше 100 тыс. человек – это точно.


banner_218x188_2

 

banner-3  218-118-Без-имени-1